Как Настя Полева призывала бросить жену, танцевала на цыпочках и слышала голоса?

После успеха дебютного альбома «Тацу» Настя Полева, наконец-то, обрела собственную группу (так и названную НАСТЯ). Сменился у Насти и «штатный поэт». Вместо Ильи Кормильцева тексты к песням стал сочинять его брат — Евгений, судя по всему, такой же эрудит. «Ноа Ноа» (1989)

Второй альбом Насти имел не менее экзотическое название, чем первый. А назван он был по одной из самых необычных песен «Ноа-Ноа».

Интересно, что, когда Настя впервые представила группе музыку этой композиции (ещё без текста), басист ничего необычного в ней не рассмотрел и даже обозвал «умца-дрицей» и «Муркой».

Однако вместе со стихами Евгения Кормильцева песня приобрела завораживающую магическую ауру. Но даже те, кто испытал на себе её чары, не всегда понимают, про что же здесь поётся. Что это за «Ноа-Ноа», которая поёт: «Бросай жену, иди ко мне…»?

Свои истоки текст композиции берёт в биографии великого постимпрессиониста Поля Гогена. Этот французский художник в течение жизни испытывал всё большее отвращение к европейской цивилизации. Его желание «слиться с природой» привело к тому, что в 1890-х годах художник уезжает в Океанию — сначала на Таити, а потом на остров Хива-Оа, где поселяется до конца жизни. Там он находит свой «земной рай» и новые источники вдохновения, среди которых была и юная таитянка Теха’амана.

Поль Гоген:

«…Я поздоровался. Улыбаясь, она села рядом со мной.

- Ты меня не боишься? — спросил я. - Нет. - Хочешь всегда жить в моей хижине? - Да.

И всё…

Последовала неделя, во время которой я был юн, как никогда. Я был влюблён и говорил ей об этом, и она улыбалась мне.

По утрам, когда всходило солнце, моё жилье наполнялось ярким светом. Лицо Теха’аманы сияло, словно золотое, озаряя все вокруг. Таитянское «ноа-ноа» (благоухание) пропитало меня насквозь. Я не замечал, как текут часы и дни. Я больше не различал добра и зла. Все было прекрасно, все было замечательно".

Так же — «Ноа-ноа» — художник назвал и книгу воспоминаний о своей островной жизни («это будет книга о том, что источает Таити»).

Правда, в исполнении Насти светлый текст Кормильцева приобрёл несколько «тёмное», колдовское звучание. Кстати, завершающая песню, тревожная кода какое-то время служила эффектным финалом на концертах группы. Забитая в синтезатор мелодия продолжала играть после того, как все музыканты покидали сцену. «Танец на цыпочках» (1989−94)

Потихоньку да постепенно Настя решилась сама сочинять не только мелодии, но и тексты. Первым опытом стала одна из самых известных песен певицы — «Танец на цыпочках».

Как правило, сочиняя слова, Настя всегда отталкивалась от мелодии, звучания. «Танец на цыпочках» — тот редкий случай, когда сначала появились стихи, а потом на них была написана музыка (впрочем, это слышно).

Впервые красивая и трогательная исповедь девушки маленького роста, которая